Эдвин Хаббл не должен был стать астрономом: сначала он был спортсменом, потом юристом, потом учителем испанского. А потом оставил все это, чтобы заниматься единственным делом, в котором он видел смысл своей жизни.

Детство и юность

Будущий "отец наблюдательной космологии" родился 20 ноября 1889 года в городе Маршфилд, штат Миссури. В юности ему прочили спортивную карьеру: мальчик с равным успехом занимался бейсболом, баскетболом, футболом и легкой атлетикой. Впрочем, при этом учебу он никогда не забрасывал. Поступив в колледж, он получил престижную стипендию, а кроме того, работал каждое лето, чтобы покрыть стоимость обучения. Приобретая степень бакалавра по астрономии и математике, он продолжал заниматься баскетболом, боксом и легкой атлетикой, даже побил рекорд штата Иллинойс по прыжкам в высоту.

В 1910 году Хаббл уехал учиться в Великобританию, в Королевский колледж при Оксфорде, где по настоянию отца выбрал специализацией юриспруденцию. Параллельно с римским и английским правом он изучал литературу и испанский язык. После смерти отца, в 1913 году, юноша вернулся домой, чтобы заботиться о матери, сестрах и младшем брате. Некоторое время он занимался юридической практикой, но быстро понял, что это совсем не его. Оставив право, Хаббл устроился в школу учителем испанского и тренером баскетбольной команды. Преподавал он очень интересно и быстро заслужил любовь учеников, но главной страстью его жизни по-прежнему оставались звезды. И Эдвин решился: доведя до конца учебный год, он уволился из школы и поступил в Чикагский университет. В 1917-м он окончил университет, получив докторскую степень по астрономии.

Грандиозные открытия

Выпускника сразу пригласили на работу в обсерваторию "Маунт-Вильсон", но он пошел добровольцем в армию (США в 1917 году вступили в Первую мировую войну). После обучения его признали годным к службе за рубежом и отправили во Францию, где он был строевым офицером и получил ранение. После окончания войны Хаббл, оставшийся в Европе в составе американских войск, провел год в Кембридже, где в свободное время продолжал изучать астрономию. В 1919-м он вернулся на родину, и Джордж Эллери Хейл, директор "Маунт-Вильсон", снова пригласил молодого доктора на работу. Хаббл с благодарностью согласился.

В обсерватории были установлены на тот момент два самых крупных в мире телескопа (60- и 100-дюймовый), с помощью которых он смог получить изображения цефеид – пульсирующих переменных звезд. Благодаря этому удалось установить расстояние до "туманностей" (так прежде классифицировали некоторые галактики, в частности галактику Андромеды), в которых находятся данные объекты.

В начале XX века преобладало мнение о том, что Вселенная состоит из одного только Млечного Пути. Однако расстояния до "туманностей" с цефеидами оказались настолько огромны, что стало понятно – эти звездные скопления не могут быть частью нашей Галактики, и речь идет не об одной, а об огромном количестве галактик, разбросанных в бескрайнем космосе. Это открытие совершило переворот в астрономии.

Затем Хаббл разработал систему классификации галактик по визуальным признакам (так называемая последовательность Хаббла – самая популярная классификация, используемая и по сей день). Работы по наблюдению за красным смещением для галактик позволили астроному обнаружить прямую зависимость величин смещения и расстояний до объектов. Проще говоря, он понял, что чем больше расстояние между двумя галактиками, тем быстрее они удаляются друг от друга. Выведенный в 1929 году закон Хаббла, описывающий расширение Вселенной, стал первым фактическим подтверждением теории Большого взрыва.

Вторая мировая война

Еще в 30-е годы прошлого столетия, когда Великобритания проводила политику умиротворения по отношению к нацистской Германии, Эдвин Хаббл предсказывал, что это приведет к очередному вооруженному конфликту. Задолго до того, как Америка вступила во Вторую мировую (в ноябре 1941-го), он ездил по стране и выступал с речами, побуждая правительство выступить на помощь Британии и ее союзникам. И дело было не в какой-то его личной воинственности (хотя Хаббл полюбил строгую армейскую жизнь во время Первой мировой), а в убеждении, что борьба с нацистской экспансией – единственный способ спасти цивилизацию.

В 1942 году он попытался вступить в пехоту, но с ним связались представители артиллерийского подразделения и предложили заняться баллистикой, которая, по их словам, была непосредственно связана с астрономией. Хаббл ничего не знал о баллистике и даже статьи в энциклопедии не смогли помочь ему разобраться. Поэтому он дал согласие – отчасти ради того, чтобы познакомиться с тогда еще слабо развитой и во многом засекреченной сферой. С 1942 по 1946 год он работал на Абердинском испытательном полигоне и за заслуги был награжден орденом "Легион почета".

В поисках неожиданного

После войны Хаббл вернулся в обсерваторию "Маунт-Вилсон", где сумел убедить руководство в том, что им необходим новый, еще более крупный телескоп. Он разработал широкую программу исследований с помощью этого удивительного инструмента, и когда его спросили: "Что вы ожидаете найти с помощью 200-дюймового телескопа?", он ответил: "Мы надеемся найти то, чего не ожидаем". Монтаж долгожданного инструмента в Паломарской обсерватории был завершен в конце 1948-го, и Хаббл стал первым, кто провел с его помощью наблюдения.

Награды

В своей жизни Эдвин Хаббл получил немало наград: Золотую медаль Королевского астрономического общества Великобритании, медали Бенджамина Франклина и Кэтрин Брюс. Но почему человеку, сделавшему столь значительные открытия в области астрономии, не вручили Нобелевскую премию? Оказывается, в первой половине XX века астрономия хоть и считалась наукой, но не была в списке направлений, по которым присуждают самую престижную научную награду. Много лет Хаббл пытался добиться, чтобы астрономию рассматривали как часть физики – только так астрономы могли рассчитывать на достойное признание их заслуг. Его кампания увенчалась успехом, но слишком поздно – Хаббл умер в 1953-м, а Нобелевские премии посмертно не вручают. Вероятнее всего, проживи астроном чуть дольше, он обязательно был бы признан нобелевским лауреатом.

В его честь названы планетарий в Нью-Йорке, кратер на Луне, астероид (2069 Хаббл) и, конечно, орбитальная обсерватория – знаменитый телескоп "Хаббл".

Личная жизнь

Эдвин Хаббл считал, что личная жизнь не имеет никакого отношения к науке и предпочитал не распространяться на эту тему. Поэтому о его частной жизни известно немного. Он был пятым ребенком в семье (всего у Вирджинии Ли Джеймс и Джона Пауэлла Хаббла было семеро детей). В 1924-м он женился на девушке по имени Грейс Берк, брак был бездетным. Эдвин был отличным оратором и имел хорошее чувство юмора, увлекался философией, в свободное время любил рыбачить. Он умер в сентябре 1953 года – ему было 64. По желанию астронома официальных похорон не проводили, и Грейс Хаббл навсегда сохранила в тайне место упокоения мужа.