Рори Барнс (Rory Barnes) совместно с коллегами предпринял попытку систематизировать критерии, по которым астрономы определяют пригодность экзопланет для жизни, и сверил получившийся у него индекс обитаемости известных объектов такого рода с индексом Земли. Выяснилось, что наша планета не самая жизнепригодная из известных.

Ранее ключевым критерием, с помощью которого астрономы пытались определить пригодность той или иной планеты для жизни, служили яркость звезды и средний радиус орбиты экзопланеты. Исходя из этих параметров, считалось, что, если планета получает от своего светила столько же энергии, сколько Земля от Солнца, ее следует считать вполне пригодной для жизни.

У этого подхода, отмечает Барнс, есть множество узких мест. Например, в Солнечной системе расчет зоны обитаемости показывал, что, если бы наша планета приблизилась к Солнцу даже на 5% от нынешних 150 миллионов километров, она бы стала быстро терять воду и превратилась в безжизненную пустыню. При этом Марс, напротив, оказался бы в расчетной зоне обитаемости: переместись Земля на его орбиту, она была бы ненамного холоднее себя сегодняшней. У ее экватора в этом случае температура была бы сходной с той, что мы сегодня видим в зоне земного умеренного климата (на гораздо более близкой орбите).

Между тем нам хорошо известно, что на Марсе условия куда хуже: все дело в том, что там очень неплотная атмосфера, из-за которой тепло не задерживается у поверхности. Таким образом, одно лишь количество получаемого планетой солнечного излучения не может быть главенствующим фактором в определении ее пригодности для жизни.

Чтобы создать более адекватные критерии обитаемости, Барнс и его коллеги включили в новый индекс такой параметр, как средняя плотность планеты. Исходя из него и радиуса экзопланеты, можно рассчитать, какая гравитация должна быть на поверхности такого тела. Как отмечает Барнс, маловероятно, что планета с гравитацией, близкой к земной, будет иметь слабую атмосферу. Напротив, если плотность планеты чересчур мала, значит, ее атмосфера слишком богата легкими газам типа водорода, и жизнь, как на Земле, там невозможна.

Другим фактором, учтенным Барнсом, является отражательная способность экзопланет, а также степень вытянутости ее орбиты (степень ее отличия от круговой). Дело в том, что планеты со слишком вытянутой орбитой вступают в гравитационное взаимодействие со своей звездой, и оно нагревает недра планеты, существенно повышая ее среднюю температуру.

С учетом всех этих показателей индекс жизнепригодности Земли оказался равным 0,829 (максимально возможное значение – 1,000). Зато экзопланета Кеплер-442b получила оценку 0,836. Это космическое тело, находящееся от нас на расстоянии в 1100 световых лет, было открыто в 2015 году. Кеплер-442b получает в полтора раза меньше света от своей звезды. Однако большая масса и соответствующая ей гравитация означают, что она слабее нашей планеты теряет полученное от светила тепло и, таким образом, в теории может иметь весьма благоприятный климат.

На данный момент Кеплеру-442b всего 2,9 миллиарда лет, Земля в таком же возрасте была 1,6 миллиарда лет назад. Иными словами, это означает, что, даже если жизнь на Кеплере-442b и есть, она вряд ли представлена сложными формами, подобными высшим растениям и крупным животным. Тем не менее сам факт того, что Земля получила достаточно умеренные оценки по жизнепригодности, означает, что мы находимся не в самых благоприятных для жизни условиях и целый ряд экзопланет действительно могут иметь более мягкий и сбалансированный климат.

Массажный шлем

Расческа Majestic