Кальмары не являются рекордсменами скорости, нет у них и твердой защитной раковины, как у других моллюсков. И тем не менее эти морские создания преуспевают – благодаря тому, что имеют одну из самых совершенных систем камуфляжа в животном мире.

Другие крупные моллюски без раковины, такие, как осьминоги, тоже могут менять цвет своего тела, делая его похожим на камни окружающего участка морского дна. Для этого они используют хроматофоры – крошечные мешочки с яркими пигментами, управляемые мышцами этого животного. При сжатии хроматофоры почти не окрашивают тело, однако, расслабляя такие мышцы до нужной им степени, осьминоги получают требуемый обстоятельствами процент расширения окрашенных участков тела и соответствующую камуфляжную окраску.

Но осьминоги проводят свой день близ дна, а кальмары плавают в толще воды. Подо что можно маскироваться в такой среде, где угол падающих солнечных лучей все время меняется, а маскирующего фона нет вовсе?

Оказывается, у кальмаров, вдобавок к хроматофорам, развиты иридофоры – сходные мешочки, содержащие пигменты, от которых хорошо отражается солнечный свет. Регулируя напряжением мышц размер иридофоров, эти морские животные контролируют уровень того, насколько они переливаются под лучами солнца, и маскируют себя под световые блики в воде.

Следует отметить, что удачная маскировка такого рода работает, только если кальмар параллельно понимает, каковы параметры бликов в том слое воды, где он находится, иначе ему не удастся ''подделать'' их. Это предполагает наличие сложной (для животного) умственной деятельности. Из-за этого биологов давно интересовало, как именно кальмары контролируют работу своих иридофоров – сознательно или рефлекторно, без вмешательства головного мозга, как, например, люди контролируют степень расширения своих зрачков при разном уровне освещения.

Для изучения механизма такого контроля биологи из Стэнфордского университета (США) взяли одно из таких созданий и под анестезией удалили ему один из двух нервов, идущих от головного мозга к поверхности тела. В результате кальмар потерял способность управлять окраской и переливчатостью одной из половин своего туловища. Оказалось, что после этого данная половина тела потеряла способность к маскировке, что вроде бы говорило о том, что кальмар меняет свою внешность сознательно. Однако через несколько дней половина тела вновь стала нормально маскироваться, не уступая в этом первой:

Стэнфордцы пришли к выводу, что механизм контроля иридофоров и хроматофоров у кальмаров двоякий, как, например, наш механизм контроля дыхания. Человек может регулировать частоту дыхания – или даже задержать его надолго – вполне сознательно, однако в большинстве случаев делает это не задумываясь, чтобы не отвлекаться от других дел. По всей видимости, основным каналом контроля оптических параметров своего тела для кальмара является сознательный. Однако в его отсутствие вегетативная нервная система подключается к этому процессу и начинает ''информировать'' ту часть поверхности тела, что лишена контакта с мозгом, о том, как именно ей следует меняться для получения наиболее эффективного камуфляжа.