Легендарный союз двух талантливых разработчиков – Василия Грязева и Аркадия Шипунова – просуществовал более 50 лет. На счету конструкторов огромное число образцов автоматического оружия для сухопутных войск, авиации и военно-морского флота.

Знаменитым оружейникам Василию Петровичу Грязеву и Аркадию Георгиевичу Шипунову, впоследствии ставшим легендарным тандемом "ГШ", Героями социалистического труда, лауреатами государственных премий, в начале Великой Отечественной было всего по 13 лет. Они относились к тому самому поколению мальчишек войны. Им казалось, что они знают о ней все. Война в некотором роде приблизила ребят к стрелковому оружию, и они воспринимали его как нечто привычное. Впоследствии это стало их профессией и делом всей жизни.

В 1944 году Шипунов подал документы в артиллерийское училище, однако в его судьбе важную роль сыграл случай. Аркадий увидел объявление в газете о том, что Тульский механический институт (сейчас – Тульский государственный университет) объявляет набор на специальность "Стрелковые и артиллерийские системы и установки". На год позже в это же учебное заведение поступил и Василий Грязев – на оружейно-пулеметный факультет.

Как говорил потом Аркадий Георгиевич: "Науки о конструировании быть как таковой не может. Конструирование – это открытие неизвестного". В это неизвестное и шагнули Грязев с Шипуновым. Во время их студенчества на вооружении ряда стран появилась ракетная техника, и молодых специалистов "доучивали" по новейшим образцам еще один год. Поэтому их трудовая биография началась в начале 1950-х в Научном институте-61 (позднее – ЦНИИ "Точмаш") Московской области, где два будущих легендарных конструктора и познакомились.

Их первое совместное изделие – авиационная пушка калибром 23 миллиметра – оказалось не самым удачным. На разработку было потрачено около двух лет, но дальнейшие попытки пришлось прекратить. Как позднее вспоминал Василий Петрович, тогда им просто не хватило опыта и квалификации.

В 1962 году Шипунов стал руководителем и генеральным конструктором тульского ЦКБ-14, впоследствии преобразованного в госпредприятие "Конструкторское бюро приборостроения", в то время как Грязев остался работать в Подольске над образцами авиационного вооружения. Несмотря на это через три года появилась двуствольная авиационная пушка ГШ-23 (по калибру патронов) с темпом стрельбы 3400 выстрелов в минуту, названная по первым буквам фамилий создателей. Это был их первый общий успех. Вскоре данной пушкой и ее модификациями была оснащена практически вся боевая авиация СССР. По сути, ГШ-23 – это две пушки, объединенные в один блок и имеющие связанный механизм автоматики. Накат одной пушки осуществлялся за счет энергии пороховых газов при откате второй, что позволило отказаться от накатников и возвратных пружин и снизить массу конструкции. Наличие двух стволов увеличило срок годности пушки при общем высоком темпе стрельбы.

Государственные наземные испытания ГШ-23 завершились еще в конце 1958 года. В июне 1959 года прошли летные испытания, после чего было принято решение о запуске пушки в массовое производство на заводе им. Дегтярева. Первые серийные образцы показали, что необходима доработка конструкции, и пушка была официально принята на вооружение уже в 1965 году. Ее производство продолжается до сих пор, и она используется более чем в 40 странах мира.

После первого триумфа конструкторы ушли в дело с головой: на стадии разработки находились 23-миллиметровая двуствольная пушка, 30-миллиметровая короткоствольная авиационная пушка, длинноствольная авиационная пушка, двуствольная пушка, которая сейчас установлена на зенитном ракетно-пушечном комплексе "Тунгуска". По заказу военно-морского флота разрабатывалась 57-миллиметровка массой 6,6 килограмма и длиной 540 миллиметров.

В 1966 году по приглашению Шипунова Василий Петрович возвратился в Тулу и занял должность главного конструктора Тульского КБП по стрелково-пушечному вооружению. Творческий союз продолжил свою работу. Потом Грязев вспоминал, что иногда их КБ работало над проектами восьми пушек различного калибра и назначения одновременно.

Ориентация на создание собственной мощной научной базы, революционные идеи в области инженерии и сплочение творческого коллектива вокруг двух выдающихся оружейников дали замечательный результат. На основе научно-технических и схемно-конструкторских решений, выдвинутых Василием Петровичем Грязевым и Аркадием Георгиевичем Шипуновым, были разработаны образцы малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения с применением различных схем автоматики для трех родов войск. Сухопутные войска получили 30-миллиметровые одноствольные пушки 2А42 и 2А72 для вооружения боевых машин пехоты и десанта, бронетранспортера БТР-80. В авиации стали использовать четырехствольный пулемет ГШГ-7,62, двуствольную пушку ГШ-23, шестиствольную пушку ГШ-6-23, одноствольную пушку ГШ-301, двуствольные ГШ-30 и ГШ-ЗОК, шестиствольную ГШ-6-30. На флоте получили широкое применение 30-миллиметровые шестиствольные зенитные автоматы ГШ-6-ЗОК, ГШ-6-ЗОЛ и 6КЗОПП.

На счету тандема есть и уникальные изобретения. Например, 100-миллиметровое полуавтоматическое орудие, которое является одновременно пусковой установкой для ракет соответствующего калибра, аналогов за рубежом не имеет. Комплекс вооружения БМП-3, в который сегодня входит это орудие, считается лучшим из машин легкой весовой категории.

Наиболее авторитетные оружейники мира признали, что среди конструкторов пушечного, гранатометного и стрелкового вооружения равных этому легендарному тандему нет. Все вышеперечисленные образцы до сих пор состоят на вооружении в России и ряде зарубежных стран, превосходя по множеству характеристик иностранные аналоги. Однако конструкторы работали не только в этих направлениях.

В начале 1950-х на вооружение армии Советского Союза были приняты два образца: пистолет Макарова и пистолет Стечкина. Поэтому Аркадий Шипунов посоветовал своему другу подождать с разработкой нового изделия похожего назначения, поскольку сразу после изобретения двух отличных пистолетов создать что-то столь же успешное было практически невозможно. Мечте Грязева суждено было сбыться через 50 лет. Вместе с Шипуновым они разработали пистолет с уникальными характеристиками. При создании за образец был взят Glock 17. Причинами такого выбора стали легкость и небольшие габариты, постоянная боеготовность при безопасности в обращении и простота и удобство в использовании. Грязев и Шипунов, конечно же, не стали полностью заимствовать конструкцию данного оружия, но все его преимущества взяли за основу своей разработки. Австрийский пистолет, несмотря на все свои достоинства, не мог пройти тульские испытания на надежность работы в тяжелых условиях эксплуатации. А ГШ-18 смог. Он успешно выдержал все тесты, включавшие сильную запыленность, высокую влажность, длительное отсутствие постоянного ухода и перепады температуры в диапазоне от +20 до -20 °С.

Эксперты считают ГШ-18 уникальной новацией – в том числе и потому, что в нем всего 28 деталей. Патрон 7Н31, сконструированный специально для этого пистолета, обладает высоким пробивным действием пули массой 4,1 г и начальной скоростью 600 м/с. Это позволяет пробивать 8-миллиметровый стальной лист с расстояния 15 метров, а значит, и почти любой бронежилет. Кроме того, ГШ имеет больший боекомплект, нежели тот же пистолет Макарова (в 2,5 раза). Точность стрельбы этого образца находится на уровне современных пистолетов с подобным принципом действия ударно-спускового механизма.

При стрельбе с упора на дистанции 25 метров диаметр группы попаданий составляет 60 мм. Хорошие результаты оружие демонстрирует и при скоростной стрельбе на небольшие дистанции – реальные для боевого применения личного короткоствольного оружия. Этому способствует несколько факторов. Удобная рукоятка эргономичной формы делает удержание пистолета стабильным в процессе прицеливания. Низкое расположение оси канала ствола над затыльником рукоятки направляет большую часть силы отдачи параллельно руке стрелка, создавая как бы искусственный приклад, а также минимизирует подброс оружия при стрельбе.

Как и любое оружие, ГШ-18 обладает некоторыми недостатками, которые, однако, не помешали ему пройти полную программу государственных испытаний, показав высокую надежность работы в экстремальных условиях эксплуатации. А ряд недоработок, как, например, острые края кожуха, может быть легко устранен. К тому же некоторые несовершенства конструкции оставляют простор для последующих модификаций.

К сожалению, великие люди постепенно уходят. 1 октября 2008 года не стало Василия Петровича Грязева. Аркадий Георгиевич Шипунов скончался 25 апреля 2013 года. Но образцы разработанного ими вооружения по-прежнему востребованны, а ученики Грязева и Шипунова трудятся в различных конструкторских бюро. Значит, знаменитая школа тульских оружейников будет продолжать традиции предшественников.

Электрообогреватель

Массажный шлем