В наши дни никого уже не удивить ведением боя дистанционно, посредством роботов. Подобные боевые действия уже стали реальностью. Однако же наш рассказ о временах, которые отстоят от наших ни много ни мало почти на столетие. Речь пойдет о десятых-двадцатых годах прошлого века.

Уже тогда перспектива таких войн становилась все более близкой. Более того, отдельные проекты и разработки того времени были настолько передовыми, что многое из того, что изобретатели заложили в их концепции, непросто отличить от гораздо более поздних решений, реализованных на практике.

В 1903 г. К.Э. Циолковским был предложен проект "реактивного прибора", который мог бы летать "в атмосфере… по заранее намеченному плану", т.е. по программе. А если исходить из распространенного определения крылатых ракет как класса управляемых, оснащенных собственным двигателем ракет, на протяжении большей части своего полета летящих, как обычный самолет, то вполне ясно можно видеть, что проект первого такого аппарата был предложен более ста лет назад.

Именно такими были предшественники крылатых ракет, которыми занимался в России еще в 1902–1907 годах преподаватель Михайловской артиллерийской академии генерал-майор М.М. Поморцев. Экспериментируя с осветительными ракетами, он пришел к применению в их конструкции крыльев, хвостового оперения различной конструкции вместо обычного для ракет того времени длинного деревянного хвоста и даже вплотную приблизился к изобретению и применению на тех же ракетах жидкостного реактивного двигателя.

В октябре 1905 года Поморцев предложил проект ракеты, названной им пневматической. По мысли изобретателя, она должна была приводиться в движение двигателем, в котором в качестве окислителя использовался сжатый воздух, а как горючее – эфир или бензин. Уже через три года ракеты его конструкции со стабилизацией в полете достигли дальности полета в 8–9 километров. Это был рекордный для того времени показатель. Однако же судьба генерала в военном ведомстве была довольно обычной для российских изобретателей той поры. Из-за бесконечных конфликтов с начальством он был вынужден в 1907 году выйти в отставку. Ракеты же, близкие по конструкции и внешнему виду к тем, что конструировал Поморцев, появились гораздо позже.

Ракета со стабилизатором конструкции Поморцева.

В 1910 году инженер Рене Лорен опубликовал во французском авиажурнале свой проект крылатой ракеты со стартовым весом почти в 80 кг и уже с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Управляться она должна была с помощью телемеханических устройств. Расчетная скорость крылатой ракеты должна была составить, по выкладкам конструктора, не менее 200 км/ч. На тот момент это было очень серьезной заявкой. И она не осталась без внимания военных. Уже в ходе Первой мировой войны Лореном совместно с фирмой "Леблан" были начаты практические работы по самолетам-снарядам. Был разработан проект самолета-снаряда, предназначавшегося для ударов по Берлину.

По конструкции это была именно крылатая ракета с реактивным двигателем. Запускаться она должна была с катапульты, а дистанционно управлять ракетой по радио, с помощью гироскопического стабилизатора, должен был летчик-оператор с самолета, сопровождавшего ракету в полете. Общий вес крылатой ракеты по проекту составлял 500 кг, из которых на боевую часть приходилось 200 кг. Проектная скорость составляла 500 км/ч, а дальность полета – 450 км. Французское военное руководство той поры посчитало проект явно фантастическим. И, видимо, справедливо: уровень технологий того времени не позволял реализацию многих изобретений. Та же участь в 1916 году постигла в России беспилотник штабс-капитана Яблонского, который сам изобретатель именовал "геликоптер-торпеда". В том же 1916 году военные в Германии решили заказать разработку недорогого радиоуправляемого беспилотного аэроплана с функцией дальней бомбардировки. Разработка машины была поручена А. Фоккеру. Сроки были оговорены крайне сжатые, и фирма "Фоккер" успела сконструировать и построить лишь буксируемый планер, на основе которого предложено было создать планирующую бомбу.

Однако же более простые конструкции дронов доводились до практической реализации и даже успешно участвовали в военных действиях. Если до практического применения описанных выше авиационных беспилотников было еще далеко, то на море дела обстояли иначе. Еще в 1915–1918 годах, в ходе Первой мировой войны, в состав германского кайзеровского флота вошли до двух десятков катеров, управлявшихся дистанционно. Автором конструкции этих катеров был д-р Вернер фон Сименс, глава всемирно известной Siemens-Schuckertwerke GmbH. Надо сказать, что эта компания очень многое делала в области вооружений и передовых военных технологий. В частности, в 1914 году ею был предложен проект крылатой торпеды для пуска с дирижаблей.

Что же касается дистанционно управляемых катеров, то их история вполне заслуживает интереса. В известной мере можно утверждать, что именно они стали первыми серийными боевыми дронами, примененными в ходе реальных боевых действий на море.

Начало этим разработкам было положено опять-таки радиоуправляемой торпедой. Она была создана фон Сименсом еще в 1906 году, однако в ходе экспериментов быстро выяснилось, что требования к такой торпеде (при малом водоизмещении автономная работа в течение нескольких часов с надежностью механизмов и высокой скоростью) не могли быть реализованы. Но ведь можно было увеличить водоизмещение. Правда, в таком случае торпеда как бы превращалась в нечто иное. В катер.

Проведя с размахом в Киле, Травемюнде и Мюггельзее цикл экспериментов по применению последних на тот момент достижений телемеханики для управления легкими моторными катерами, компания представила полученные результаты военно-технической комиссии. И вскоре после этого, в 1915 году, был сделан заказ верфи "Люрссен" на постройку 12 дистанционно управляемых боевых катеров. Водоизмещение катеров составляло 6 тонн, и каждый из них нес заряд взрывчатки массой от 136 до 227 кг. Катера получили наименование FL и номера с 1 по 12.

Первоначально катера управлялись с берега, по тонкому электрическому кабелю длиной около 27 морских миль, намотанному на катушку на корме катера. Электрические сигналы передавались с берегового поста управления на катер, воздействуя на рабочие механизмы двигателя и управления, а в нужный момент другая комбинация электрических импульсов включала механический взрыватель. При возможном обрыве кабеля и соответственной потере управления взрыватель срабатывал автоматически. Для страховки на катере был установлен еще и контактный детонатор, подрывавший заряд при столкновении с целью либо с препятствием.

Катер FL и его бункер.

Хотя береговая вышка управления и была высотой 30 метров, в любом случае катер пропадал из виду операторов на расстоянии в 25–30 километров от берега. Именно так были потеряны два первых катера, сданные заказчику – кайзеровскому флоту. Решение проблемы было найдено в том, чтобы применить управление катером с аэроплана. Гидросамолет сопровождал катер на его пути к цели, пилоты сообщали на береговую вышку управления о поведении катера и отклонении его от маршрута. Таким образом, дальность действия управления возрастала до полусотни километров.

Управление катером FL с помощью аэроплана.

Немецкое командование было заинтересовано в таких катерах, было приказано построить сразу четыре береговых вышки управления в Либаве, Зеебрюгге, Кольберге и Остенде. По состоянию на конец 1916 года в целом на этих базах находились десять катеров и по одному гидроаэроплану на каждый пост управления. Плюс семь катеров предполагалось поставить флоту в ближайшее время.

Из шести диверсионных операций, запланированных командованием, в четырех катерам не удалось достичь успеха. Вина в этом была не моряков и не летчиков. Дело в том, что очень ненадежным было управление по кабелю, длина которого была велика, в результате чего он нередко рвался, управление терялось и предоставленный сам себе катер обычно самоликвидировался. Однако иной раз автоматические взрыватели не срабатывали, и в этих случаях возникала опасность того, что секретное оружие – катер – попадет в руки противника. Чтобы предотвратить это, в одном из таких случаев экипажу гидроаэроплана пришлось проявить недюжинную храбрость, высадившись на катер, который потерял управление уже в финальный момент атаки. Под прицельным огнем летчики буквально из-под носа врага увели катер, вернув его на базу.

Было несколько подобных неудач, однако и у разработчиков, и у моряков оставалось желание преодолеть сложности с кабельным управлением. Сделать это было возможно лишь одним путем – применив радиоуправление атакующим катером. В результате этого нововведения дальность действия четырех таких дронов увеличилась очень значительно – до 140 км. Это являлось значительным прорывом, однако же несовершенство тогдашних передающих антенн послужило причиной того, что всем семнадцати катерам-дронам не удалось добиться в большинстве своем значительных успехов в боях, и большинство катеров этой серии были переделаны в обычные артиллерийские. Не удалось, за исключением одного боевого эпизода.

Днем 28 октября 1917 года в сорока километрах от Остенде один из катеров-дронов атаковал более чем серьезный боевой артиллерийский корабль противника – британский монитор "Эребус" водоизмещением 8586 тонн. Причем корабль шел в сопровождении полутора десятков других кораблей.

По разным данным, это был либо катер FL6, либо FL12. Он врезался в правый борт британского корабля и взорвался. После этого еще один взрыв произошел уже внутри корабля, где сдетонировали боеприпасы в погребах. Хотя монитор и остался на плаву, урон от атаки одного катера-дрона был настолько велик, что кораблю пришлось вернуться на базу. Таким образом, почти столетие назад боевые дроны сполна продемонстрировали свою боеспособность и перспективность.

В следующей части мы расскажем об отечественных дронах тридцатых-сороковых годов прошлого века и их участии в боевых действиях.

Браслет Mi Band 2

Массажная накидка