Компания объявила о намерении вложить миллиард долларов в строительство завода, где уже с 2017 года планирует выпускать электромобиль, способный конкурировать с Model S от Tesla. Детали относительно спецификаций электрокара пока неизвестны, однако заявляется, что он будет иметь на 15% более емкую батарею.

На данный момент неизвестно, кто владеет компанией. Нет даже информации о том, кто является ее директором. От лица Faraday Future все время выступает ее вице-президент Ник Сэмпсон (Nick Sampson), ранее работавший на Tesla Motors. Также ясно, что штат компании пока равен 400 разработчикам, к концу года их количество обещают увеличить до 500.

Сэмпсон же является и источником информации о том, что создаваемый компанией электромобиль будет иметь емкость батареи в 100 киловатт-часов, что в теории соответствует запасу хода в 500 км. Предположительный облик машины сзади, показанный им, больше всего напоминает BMW X6, из чего можно сделать вывод, что, скорее всего, это будет либо кроссовер, либо большой хэтчбек. Причем первый вариант, по маркетинговым причинам, видимо, более вероятен.

Все же можно сделать некоторые догадки относительно того, кто именно стоит за Faraday Future. Дело в том, что недавно Илон Маск жаловался, что Apple переманивает у него разработчиков электромобилей, предлагая им более высокие зарплаты. Все это вкупе со слухами, что "яблочная" компания планирует начать производство электромобилей до 2019 года, может означать, что Faraday Future – просто суббренд, под которым Apple планирует выйти на рынок электромобилей. Тогда становится понятным и то, откуда у новой компании такие большие средства на счетах (более миллиарда).

Пока лишь один фактор мешает принять эту точку зрения за основную – Apple не так давно стала посматривать в сторону рынка электроавто, а Faraday Future обещает вывести на него готовую машину через пару лет. Сделать это в столь сжатые сроки крайне сложно, по крайней мере, если перед официальным открытием Faraday Future уже не были проведены масштабные работы по эскизному проектированию будущего авто.

Если Faraday Future не связана с '''яблочниками'', загадка ее финансирования становится почти неразрешимой. Китайские миллиардеры могут иметь огромные средства, но трудно себе представить, зачем бы они стали открывать свои заводы в США. В любом случае кто бы ни стоял за новым агрессивным игроком на электромобильном рынке, он вполне может создать там здоровую конкуренцию. С учетом того, что обещанный компанией электромобиль будет обладать продвинутым автопилотом, его появление может ускорить прогресс и среди обычных авто, производители которых пока не торопятся переходить к выпуску машин, ездящих без вмешательства человека.